Lockheed Мартин рассказывает о прорыве в сфере контролируемого ядерного синтеза

Контролируемый нитратный синтез — Святой Грааль современной энергетики. С учётом вездесущей радиофобии, значительно препятствующей формированию традиционных ядерных технологий, очень многие полагают его одной настоящей заменой старому бензину. Однако маршрут к данному Граалю очень тернист, и только не так давно японским учёным, действовавшим на установке EAST, удалось достичь превышения аспекта Лоусона и получить показатель исхода энергии в регионе 1,25. Нужно обозначить, что все главные успехи в сфере достижения ядерного синтеза достигнуты на установках вида «реактор», и к ним же относится опытный котел ITER, сооружение которого ведётся на территории Евросоюза.

Так смотрится работающее сердце токомака

Так смотрится работающее сердце токамака

А у токамаков, кроме тривиальных преимуществ, есть и ряд минусов. Основной из них то, что все реакторы такого вида задумываются для работы в пульсирующем режиме, что не сильно комфортно для индустриального использования в энергетике. Другой вид реакторов, так именуемые «стеллараторы», гарантирует интересные итоги, однако система стелларатора крайне трудна из-за особенной топологии магнитных катушек и самой плазменной камеры, а критерии зажигания реакции не менее жёсткие. И всякий раз речь идёт об огромных мобильных установках.

Один из видов конфигурации стелларатора

Один из видов конфигурации стелларатора

Однако, похоже, компании Lockheed Мартин удалось достичь прорыва на направлении, которое достаточно давно признано безнадёжным. Более всего модель, размещенная работниками корпорации Skunk Works, принадлежащей Lockheed Matrin, напоминает прямолинейную плазменную западню с магнитными зеркалами, которую ради кратности называют «пробкотроном». Не исключено, что учёным, занятым в данном плане, удалось решить главную неприятность «пробкотрона», сопряженную с несоблюдением сверхпроводимости под воздействием мощных магнитных полей при недостающей длине системы. Раньше работы над этим планом проводились под покровом секретности, однако отныне он снят, и Lockheed Мартин приглашает к открытому партнерству как федеральных, так и приватных партнёуглубление.

Упрощённая модель реактора Skunk Works

Упрощённая модель реактора Skunk Works

Однако нужно обозначить, что речь как и прежде идёт о дейтериево-тритиевой реакции, дающей на выходе протон, который население земли пока не может применять по-другому, чем через абсорбцию бланкетом реактора с следующим выводом термической энергии в традиционный водяной курс. Следовательно, никуда не деваются большие давления, скоростные турбины и, пока, наведённая в бланкете радиоактивность, таким образом отработавшие детали плазменной камеры будут нуждаться в захоронении. Разумеется, радиоактивная опасность ядерного синтеза вида дейтерий-тритий на несколько порядков ниже, чем у традиционных реакций дробления, однако всё же о ней не стоит забывать и не брезговать требованиями безопасности.

Само собой, общих данных о собственной работе компания не открывает, однако намекает, что речь идёт об образовании реактора производительностью порядка 100 мегаватт при размерах в регионе 2 × 3 метра, другими словами легко умещающегося на базе стандартного грузового автомобиля. В данном убежден Том МакГайр (Tom McGuire), возглавляющий проект.

Том МакГайр на фоне опытной установки T-4

Том МакГайр на фоне опытной установки T-4

На протяжении года должен быть сконструирован и протестирован первый опытный образец, а возникновение индустриальных макетов установки гарантируется на протяжении следующих 5-и лет. Это куда стремительней темпов работ над ITER. А через 10 лет, если всё пойдёт по проекту, будут и стоковые реакторы этого вида. Пожелаем команде МакГайра удачи, так как если у них всё выйдет, то мы обладаем все возможности заметить свежую эпоху в энергетике населения земли ещё при жизни этого поколения.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий